• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
18:52 


22:29 

Невозможная фотография Эрика Йоханссона












@темы: Art

12:01 

Понедельник продолжается в субботу

Мой понедельник, похоже, еще не кончился.

В дополнение к плееру отказали и мои наушники Senheiser MX-375. Не звучит левое ухо. Это не очень большая беда, можно вернуться к моим старым Sony MDR, хотя они уже похрипывают и звучат тише чем вначале, но все равно живы, и даже басы в них сочнее. Но все равно неприятно. Теперь в списке трат еще и уши.

Такой сенхайзер еще есть в продаже, но 800р не так уж мало, к тому же явно подворачивается случай попробовать найти что-то совсем другое и совсем новое.

@темы: Хрень

22:19 

Понедельник - тяжелый день

У меня тяжелыми гораздо чаще были другие дни, но вчерашний понедельник поговорку оправдал. Сразу две неприятности на далеких друг от друга фронтах.

1. Я узнал (и мы все на работе узнали), что со следующей недели наш рабочий день удлиняется на полтора часа.
Вообще-то ничего грустного здесь быть не должно, т.к. мы теперь просто начнем жить по закону (или не совсем по нему, но определенно ближе). Но все равно радостного мало. Теперь все вечера получаются занятыми, потому что к концу рабочего дня темно как ночью, и затевать что-то почти бессмысленно. Особенно если прибавить переход на зимнее время.

2. Мой плеер, служивший мне верой и правдой с 2008 года, мой SONY nwz-S618F, больше не хочет меня радовать. Поползновения начались давно, и вот наконец он совсем отказался работать. Правда, радует то, что все играет нормально и дело только в аккумуляторе: полностью заряженного его хватает минут на 15. Починить можно, стоимость уже известна - около 3000р. Но тогда можно чуть добавить, и как раз хватит на новый плеер. Так что наступает период долгих раздумий - новый или чинить, и если новый, то какой именно, ибо реальных претендентов мало.
И это можно считать третьей печалью.

:depress::depress2::depr::weep2::weep3:

22:57 

Детеныш кота-манула


22:28 

Вопрос герру Болену



Дитер Болен не только придумал свою музыку, повлиявшую на всю музыку Европы 80х, он еще и нашел свой звук. Песни ДБ жизнерадостны, оптимистичны и полны драйва, при том, что аранжировки довольно лаконичны, все очень мощно, но ничего лишнего.

Хотелось бы знать, как он делает барабаны. Вопрос, который я задал бы герру Дитеру: как и с помощью чего вы получаете звук ударных в своих песнях? Я пока что вижу три варианта:

1. Драм-машина. (Вряд ли, слишком хороший звук)
2. Живой барабанщик на электронных ударных (тоже вряд ли, на такой монотонный ритм живой человек не нужен, да никто и не согласится молотить такой рисунок как машина :))
3. Сэмплер с загруженными сэмплами ударных (хлопотно, да и дороговатое было бы удовольствие для 80х).

Такие "технические" вопросы я уже задавал Алексею Вишне, Андрею Макаревичу, Вилли Токареву, Винсу Кларку и Клаусу Шульце и все они исправно ответили. Осталось узнать e-mail герра Болена, но пока что я его не вижу. Сайт есть (с перечислением всех детей от всех подруг), а почты не видно.




@темы: Музыка

10:27 

Новые «Звездные войны» стали еще ближе — Джей Джей Абрамс официально завершил съемки «Эпизода VII», стартовавшие в мае этого года.

По окончании последнего дня работы над лентой на студии Pinewood в Англии, каждый участник съемочной группы получил в подарок кепку и благодарственное письмо, подписанное самим режиссером и продюсерами Кэтлин Кеннеди и Брайаном Берком:

— Нашей невероятной команде «Эпизода VII*»: это была настоящая честь и абсолютная радость каждый день приходить на площадку и работать бок о бок с каждым из вас. Ваш профессионализм, страсть и терпение оказались еще сильнее, чем мы могли представить. Вы были готовы столкнуться с любым вызовом — будь это пустыни в Абу-Даби, лес Дина или же павильоны Pinewood. Наши амбиции велики и, конечно, именно так и должно быть: ведь все мы здесь собрались для того, чтобы сделать фильм, который развлечет миллионы людей всех возрастов и поколений — надеемся, что каждый зритель получит такое же удовольствие, какое испытывали мы, работая вместе.

«Эпизод VII» выйдет на экраны 18 декабря 2015 года, а первый ролик картины, по слухам, появится уже в ближайшие пару месяцев.

@темы: Кино

23:18 

Примерная биография DB+BS

В 1987м, когда Modern Talking был официально еще жив, а неофициально - уже нет, Дитер Болен, устав от женоподобного вокала Томаса Андерса, а еще больше - от него самого, захотел чего-то более мужественного, а паче всего - самостоятельного, сосредоточенного своих собственных руках. Так появился проект Blue System. В студии всем занимался сам Болен, включая ведущий вокал, помогала ему старая команда еще со времен MT: клавишник-аранжировщик-звукоинженер Луис Родригес и команда бэк-вокалистов для подпевок высокими фальцетами - прием, гениально найденный еще в самом начале и во многом обеспечивший MT заслуженную славу теперь предназначался к работе и в BS. Для живых выступлений привлекались еще гитаристы, клавишники и барабанщики.

Первый альбом, Walking on a Rainbow вышел в том же 1987 году и содержал много материала написанного еще для Томаса и наверное поэтому и получился самым мягким и лиричным.
Дальше ДБ сменил концепцию, и следующий Body Heat (1988) уже продемонстрировал генеральный курс, взятый на долгие годы вперед: более жесткое звучание, больше драйва, откровенные тексты и хрипловатый вокал, переходящий в страстный шепот.
В этом же духе были сделаны и последующие Twilight (1989) и Obsession (1990).
В 1991 ДБ вдруг решил сделать что-нибудь новое, и получился Seeds of Heaven с неожиданным обращением к серьезным темам смерти и дьявольского искушения.
Зато последующий Deja Vu (1991) снова вернулся "в струю".
Дальше у ДБ, видимо, состоялось самое близкое свидание с его музой, ибо в новом Hello, America (1992) он превзошел сам себя, написав и записав разнообразную и очень сильную в плане мелодий и аранжировок музыку.
Следующие Backstreet Dreams (1993) и 21st century (1994) вновь ознаменовали возврат на генеральный курс, только дискоритмов стало поменьше.
Дальше ДБ понял, что на дворе другой век и другая музыка, и единственной правильной мерой будет смена генеральной линии. Что и было продемонстрировано в последующем X-ten (1994) - евродиско почти полностью ушло, сменившись на новомодные евродэнс и европоп.
Следующий Forever Blue (1996) победоносно продолжил новую линию. Но он же ее и завершил.
Body to Body (1996) и Here I Am (1997) оказались совершенно невнятными, ни на что не похожими и не содержали вообще ни одной запоминающейся песни. То ли ДБ опять захотел нового и ударился в эксперименты, то ли просто кончился "завод", а по контрактным обязательствам требовалось еще два альбома. Но в любом случае они оказались и последними, и на этом проект Blue System благополучно завершился, прожив ровно 10 лет.



С тех пор о ДБ почти ничего не слышно. Известно, что он продолжает писать хиты для других, но сам как исполнитель, видимо, считает, что хватит с него.

Однако, команда бэк-вокалистов BS с "теми самыми" высокими мужскими фальцетами решила, что их незаслуженно забыли и вообше недооценили, и организовалась в проект Systems in Blue. Первый же альбом почти в точности воспроизвел звук Blue System, но без мелодической яркости и броскости ДБ песни звучали хоть и знакомо, но как-то совершенно плоско и неинтересно. Несмотря на это проект записал еще несколько альбомов, а сейчас собирает деньги на запись нового.

@темы: Музыка

16:24 

ирбенский сейчас

13:12 

Гениально!

Только что было по ТВ:

Да, русская женщина войдет в горящую избу и остановит коня на скаку.

Но подожгла избу и напугала коня тоже она.


Великолепно!

13:35 

Dieter. Der Film

Оказывается, книга Болена экранизирована в виде полнометражного мультфильма!

Трейлер


Как был получен You're my heart,you're my soul


Сюжет о создании мультфильма с рассказом самого ДБ


Понятно, что такую книгу не перенести на экран в точности (будет слишком много всего), но некоторые моменты книги сделаны один в один. Первая половина как-то соответствует книге, но со второй все по-другому (вплоть до того, что ДБ попадает в ад)

Одна из главных идей книги сохранена: ДБ хоть и баловень судьбы, но та же судьба от души прошлась по нему в грязных сапогах. Порой кажется, что по морде он получал в жизни чаще, чем денег и славы, и даже непонятно, как при таком количестве тумаков ДБ умудряется оставаться все тем же жизнерадостным балбесом с вечной белозубой улыбкой.

А в целом создается твердое впечатление, и от книги и от мульта, что Дитер, несмотря на все свои закидоны - очень неплохой человек.

@темы: Кино, Книги, Музыка

21:10 

ДБ

"Крис Норман, певец из Smokie, герой моей молодости, околачивался теперь без работы на Айсл оф Мен, острове юго-восточнее Белфаста. У него, так сказать, не было ничего кроме насморка. После того как я в молодости перепел все его песни, я решил, что это мой звездный час - предложить ему спеть мою песню. Крис приехал в Гамбург и записал "Midnight Lady". Фантастический певец с фантастическим умением вкладывать чувство в голос. Человек другого уровня, чем все те музыканты, с которыми мне приходилось до сих пор приходилось иметь дело. Выдоив Криса, мы с Луисом пропекли песню в том, что касалось техники: ударные, синтезатор, эффект эхо.



Следующая песня называлась "Broken Heros". Снова написана была для Криса Нормана. Снова я вытащил его с Айсл оф Мен, где он свято хранил свою веру в то, что лишь он один знает, что есть настоящая музыка.

Крис прилетел в Гамбург, кинул быстрый взгляд на ноты и бросил краткое: "Such a crap!" "Послушай - наивно обратился я к Блуме - Crap? Что такое crap? Он хочет сказать, что это круто?" "Халтура - объяснил мне Блуме - он считает это халтурой".



Песня встала сразу же на третье место в чартах. С Крисом мы на этом расстались. Казалось, я был ему не нужен. Для изучения английского он мне тоже был не нужен. Так пусть засунет палец себе в задницу и проваливает!

После нашего расставания он выпустил ещё один альбом, раскуплено было 7 000 копий. А одной только "Midnight Lady" выпустили 900 000."

Справедливости ради, это отнюдь не все песни ДБ, записанные с Крисом Норманом, были и другие. Например, не менее знаменитая Some Hearts Are Diamonds.

@темы: Музыка, Книги

13:19 

Наша группа стала получать жутко много запросов от иностранных организаторов концертов, в числе прочих - от КГБ, который держал под своим контролем все заграничные группы, прибывавшие в СССР. Наше первое турне по европейской части Союза состоялось летом 1989 года и длилось 6 недель. Со мной обходились как с Папой Римским. Десять дней подряд мы выступали на Олимпийском стадионе, каждый день по два концерта, на каждом по 35 000 человек. Итого мы играли для семисот тысяч поклонников.

В следующем турне в том же году я получил орден "Герой русской молодёжи". В одном из московских музеев был установлен экран, на котором целый день крутили только мои видеоролики. Ты, должно быть, и впрямь велик, если тебя уже показывают в музее, думал я. Меня даже показали в выпуске вечерних новостей.

На главных московских магистралях - Ленинском проспекте, проспекте академика Сахарова висели баннеры с моим именем. А поскольку фамилия Болен, если написать её кириллицей, означает "больной", люди читали "Дитер болен". Но благодаря радио и телевидению они могли успокоиться, у меня ничего не болело, и я выступал.

В Ленинграде мы выступали на футбольном стадионе перед сотней тысяч человек. Внизу, на гаревой дорожке, предназначенной для выступления атлетов, тоже были фанаты. Я взобрался под самую крышу, чтобы помахать толпе. Женщины кричали на ломаном английском: "Дитрр, Дитрррр - и так далее, с 24 "Р" - wig me please!"

Это переходило всякие границы, что верно, то верно. Как и везде за границей, я ощущал себя послом Германии. А мне ещё отец внушал постоянно: "Дитер, ты же не бугай! Ты не обязан осчастливить всех девушек".

Нас постоянно окружало огромное количество телохранителей. Я считал это смешным, абсолютно излишним. Пока мы однажды не заметили, что имеем дело не столько с ликующими фанатами, сколько с толпой, которая пытается пробраться к заграничной европейской рок-группе через все преграды. Во время какого-то выступления лимузину пришлось подъехать прямо к сцене. Нам надо было пройти до него от сцены 10 метров. Охранник был занят только мной, заслонил своим телом. Остальные члены группы были покинуты на милость бушующей толпы, бедолаг просто затолкали.

Я начал исполнять первую песню. Девчонки из подпевки взвыли. Должно быть, мир сошёл с ума. "В чём дело?" - спросил я в перерыве между песнями. "Они к нам под юбку лезут!" - объяснила одна. Да уж, этого мне не нужно было знать. Спокойствие сразу улетучилось. Значит, с этой мини-юбкой так просто справится? Я был крайне шокирован, боялся не довести концерт до конца и за оставшиеся два часа ни разу не обратился к фанам.

Они очень вспыльчивы, эти русские. Но было также немало прекрасных моментов. Что касается отношений внутри группы, в это время они были идеальны. Все были друг другу лучшими друзьями. Перед каждым выступлением - у нас с Томасом никогда так не было - мы часами сидели вместе и рассказывали друг другу всякую чушь. Майкл, барабанщик, занимался прежде терапией для инвалидов. Ахим работал учителем. И все рассказывали понемногу о своей жизни, в этом и состоял динамизм группы, чувство сплочённости, мы и впрямь были одной командой.

С самого начала наибольшей проблемой являлась еда. Мы шли всей группой в ресторан, и нам подавали огромное меню из тридцати блюд. Но стоило сказать: "О'кей, дайте-ка мне свиную отбивную!", как официант отвечал кратким: "Нет!" А если скажешь на это: "Не страшно. Тогда я возьму фрикаделек", снова следовало краткое: "Нет!" Прошло немного времени, и мы поняли, что изо всех этих прекрасных блюд, представленных в меню, не было ничего. Зато имелись в избытке огурцы, помидоры и иногда "цыплёнок по-киевски", своеобразный пирог. Когда режешь его ножом, оттуда брызжет струя маслянистой дряни.

Я знаю, что некоторые подумают: ха! - избалованная поп-звезда с жиру бесится. Но мы и впрямь голодали. Сбросив около пяти кило, я позвонил своей экономке, умоляя: "Пожалуйста, пришли чего-нибудь перекусить!" Но чтобы позвонить, мне пришлось за неделю сделать заказ. Мне было сказано: "Вы можете вести телефонные переговоры в ночь со среды на четверг с 2:34 до 2:35."

Экономка выслала мне готовые замороженные продукты, по 4 марки за штуку, которые я мог получить в аэропорту: краснокочанная капуста, рулет, биточки по-кёнигсбергски, лапша с соусом. Всё было упаковано в картонные коробочки, для приготовления достаточно было бросить продукт на 5 минут в кипящую воду. Уничтожено было всё до последней котлетки. Над последней коробочкой стояла группа в полном составе и вопрошала, можно ли им полить хлеб моим соусом. Декораторы и менеджеры тоже припёрлись, чтобы понюхать в последний разок. Наконец, мы отправили на поиски провианта наших охранников (Так случилось, что все они были поляками). Секъюрити вернулись, неся под мышкой несколько неощипанных дохлых кур. Я предпочёл бы никогда не узнать, где они их взяли.

Как только мы покинули "Метрополи" Москвы и Ленинграда, к вечной проблеме пропитания добавилась ещё одна - жильё. Не было гостиниц. КГБ, наш друг и помощник, исправляло недостатки, как могло, нас размещали на правительственных дачах. Здесь в порядке вещей были бильярдные, кинозалы и сауны, которые для нас топили старушки из обслуги. Мы раздевались, они забирали наши шмотки. Потом нас избивали ветками, чтобы кровь быстрее текла по жилам. А когда мы выходили, могли попить чайку из самовара.
В маленьких городках бывали проблемы с электричеством. И тогда от шести до восьми часов вечера - как раз столько длились наши концерты - на всех улицах царила мёртвая тишина. Электричества не хватало, чтобы осветить и кабинеты высшего начальства, и наш стадион. В другой раз мы летели "Аэрофлотом", и на высоте 11 000 метров отказал реактивный двигатель. Мы приземлились на каком-то поле. За ночь от нашего самолёта провели асфальтовую дорогу, чтобы мы могли добраться до сцены. Россия - это настоящий рок-н-ролл.

Я не уставал поражаться жестокости элитных армейских подразделений - до восьмидесяти человек в чёрной униформе с резиновыми дубинками избивали наших фанов. Они выбивали зубы или ломали носы, если кто-нибудь не следовал их указаниям. Когда концертный зал пустел, в это время можно было разглядеть на полу лужицы крови. Дошло до того, что я пригрозил уйти со сцены, не доиграв концерт. "Запомни! - сказал я бабе из КГБ, которая вечно торчала возле нас на сцене и синхронно переводила, - если они не перестанут избивать мою публику, я уйду!" Она быстренько побежала к одному из своих начальников в чёрном костюме: "Vnimanije! Esli vy ne srazu perestantje izbivatj auditorii, ja nemedlenno budu prervatj koncert!" В этот раз помогло. Но на следующем же концерте мы столкнулись с той же самой проблемой.

Моими большими поклонниками были Михаил Горбачёв и его жена Раиса. Случайно я встретился с ними в 1998 году на вручении Viva -"Compet" в Кёльне, где я получал "Lifetime Achievement Award" за Modern Talking. Они тусовались в углу с большой свитой, в рядах которой был Оскар Лафонтен. Он едва не лопался от гордости, что находится рядом со столь высокими гостями, и не удостоил меня ни одним взглядом. Другое дело Горбачёва. Она увидала меня, подошла и крикнула восторженно: "Dieter, ljublju Vas!" А потом обняла по-матерински и долго трясла мою руку. Теперь и для Оскара я стал достаточно важной персоной. Он усердно пожал мою руку. "Eto dlja menja bolschaja tschest, schtoby Vy vystupaete v Kremlje! Vascha muzika mnje otschen nravitsja" - вставил старина Горби.

Великие события были обычным явлением во время наших гастролей в ГДР. Государственное концертное агентство возглавлял Цальман. До сих пор во всех турне по Восточной Германии он сопровождает меня. Этот человек очень быстро усвоил, что такое капитализм: сейчас Цальман раскатывает на Мерседесе, имеет дом в Испании и держит под своим контролем Дрезден, Лейпциг, Берлин и Росток.

Люди из советской зоны были моими самыми верными фанатами. Я мог быть уверен, они оттягивались по полной, когда мы начинали играть. Это те самые люди, что сейчас на моих концертах занимают первых три ряда. Мне достаточно лишь разок взглянуть, чтобы сказать: "Ага, вон слева, вон там сидит тип с окладистой бородой. И вон, справа! Он приходит уже в тридцатый раз". Настоящая преданность. Мне становится хорошо, когда я вижу их на своих концертах.

@темы: Книги, Музыка

21:52 

ДБ

"Modern Talking был мёртв. После карамельных парусиновых кошмаров, блеска для губ и всего прочего, мне до поросячьего визга хотелось снова стоять на сцене, как настоящему мужчине. Мне нужен был новый, рокерский имидж. Мне хотелось, чтобы звучало дьявольски, чтобы мои песни звучали жутковато и мистично. Я пытался петь на октаву ниже и сильнее хрипеть. Так я записал "Sorry Little Sarah", песню в стиле самбы, которая, собственно, была придумана для Modern Talking и всё ещё лежала у меня в ящике стола.

Луис, моё испанское тайное оружие, который после сотни лет жизни в Германии говорил по-немецки так, будто только-только приехал в гости из Испании, оказался единственным, кто меня поддержал: "Нье дай себя покорррить, Дитеррр! Начальо положено - пол-делла сдельано. Разве я не зснаю, что прроисходит? Взможно, Томазсу видней! Давай зсделаем новый проект, с новыми музыкантами. Да, мы созсдадим новую гррруппу! Которрая будет петь твои песни, ни один чельовек ничего подобного ещё не писал.

Я не всё разобрал, что он говорил, но в целом мне понравилось. Для меня было логичным, что раз Томас Андерс заработал два миллиона, мне тоже нужно получить хотя бы один. Взбешённый, с привычной резью в животе, я полетел в штаб-квартиру BMG в Мюнхене, чтобы выложить начистоту, что я обо всём этом думаю. Они сидели там все, важные шишки и адвокаты, устроив задницу на мешке с деньгами, которые им не принадлежали.

"Я хочу денег! Я хочу миллион!" - требовал я.

А они все качали головой и говорили - нет, нет, нет. Два часа прошло в бесполезных переговорах, результат - ноль. Для обсуждения вдруг поднялся шеф BMG в Германии - грандсеньор с платочком в кармане пиджака, из того рода мужчин, что всегда готовы помочь перейти старушке на другую сторону улицы, а молоденьким девушкам - в его постель. "Слюшайтте, мы дадим малшику денег. Думмайю, на этом обссуждйение законшено." Я никогда не забуду Монти, того, как он бросился мне на помощь, когда никто больше за меня гроша ломаного не дал бы: "Нет, подмат толькьо! Погльядите, чего он сумьел добиться. Говорью вам, вы ешчо увидите! Давайте, за работу!"

После этого решающего слова остальным пришлось согласиться и, скрипя зубами, подписать контракт. "И как должно называться это новое счастье?"

На такой вопрос я не рассчитывал. Господи Боже, подкинь мне какую-нибудь идею! В поисках вдохновения я оглянулся. Меня озарило при виде заклёпок собственных джинсов. Там было написано "Blue System". Так получилось, что "Blue System" начала спонсировать "Blue System", и я переоделся из спортивок "Адидас" в драные джинсы.

Несмотря на все препоны, на все тормоза и прочие препятствия, "Sorry Little Sarah" вместе с моим хриплым голосом сразу же заняла тринадцатое место. Я снова доказал всем! Но теперь удивление было намного больше. Я избавился от своих кошмаров, скинул свой балласт. Сразу почувствовал себя лёгким и свободным. Боли в животе и язва желудка - награды за работу в Modern Talking исчезли бесследно. Я снова мог сосредоточиться на том, что интересовало меня сильней всего - на достижении успеха. Я выучил уроки и заплатил вовремя за обучение. И теперь я не нуждался в менеджерах и советчиках, чтобы спросить: "Хорошо будет, если мы теперь поедем в Англию? А как это - отправиться в турне?" У меня была лучшая музыка и тексты - мои собственные, лучший продюсер - я сам."

@темы: Книги, Музыка

23:22 

Основы дитеризма-боленизма, или О, если б знали вы, из какого сора

Попробуйте угадать, о ком Дитер Болен ведет речь

"Разумеется, я хотел доказать Томасу, себе и всему миру, что способен писать хиты не только для Modern Talking, но и для других музыкантов. Ибо меня постоянно мучили сомнения, чем объяснить наш невероятный успех. Было ли всё дело в Modern Talking? Или в моих песнях?

Это, конечно же, было для меня - посмотреть, что получится, если я дам спеть кому-то неизвестному одну из песен Modern Talking. Для этой цели лучше всего подошла никому доселе неизвестная Каролина Мюллер из Рединггаузена, у которой кроме профессии швеи и весьма посредственного голоса была просто жуткая фамилия.

Наша первая встреча состоялась в 1985 году, в Дорфдиссе, неподалёку от Гамбурга, куда меня завлекли, пообещав показать безвестного талантливого певца. Едва я переступил порог, меня поприветствовал человек с уже наметившимся брюшком, похожий на торговца рыбой с гамбургского рыбного рынка. Вместо безвестного таланта он намеревался представить мне свою дочь, но я тогда об этом не знал.

"Здорово! Мюллер!" - представился он. Это должно было бы насторожить меня. Следующие два часа он занимался тем, что пытался уболтать и при этом основательно напоить. Но я уже давно вошёл бы в общество анонимных алкоголиков, если бы опустошал все стаканы, что подносились мне во время деловых встреч. В лучшем случае я могу пригубить, да и то лишь потому, что не люблю ничего кроме шампанского.

Так что мне пришлось в полном сознании перенести то, что случилось потом. Вошло стадо девчонок в четыре головы и начало плясать. Песни были ужасны, голоса звучали асинхронно. Точь-в-точь как четыре эпилептических пуделя, которым парикмахер неосторожно порезал голову. Другие гости, видимо, бывшие такого же мнения, закричали: "Раздевайтесь! Раздевайтесь! Да раздевайтесь же, шлюхи!" Прикольно, что в одном из интервью господин Мюллер потом сказал: "У Каро было три предпосылки для удачной карьеры: она может петь, может ритмично двигаться, наконец, она хорошо выглядит." Н-да, спокойной ночи! С точки зрения торговца угрями это, может, и верно, но для поп-сцены такое просто смешно.

Вообще, в тот миг мне сильнее всего хотелось встать и уйти. Но сеньор Мюллер был более чем назойлив и без конца указывал на дамочек, что отрабатывали свою программу на сцене: "Прослушай их в студии! Это же тебе ничего не стоит! Прислать их к тебе в студию?"

Мне было всё равно, хотелось только поскорее уйти и успокоиться. Одна из девушек была облачена в мини-юбку, едва ли ниже задницы, и я сказал: "Да, да, О'кей! Ладно уж! Пусть эта кожаная юбка зайдёт ко мне завтра". Случайно эта кожаная юбка оказалась дочерью Мюллера Каролиной. Не знаю, почему я указал на неё. Может, этот Мюллер пригрозил остальным цыпочкам, чтобы они оделись особенно жутко.

Едва Каролина объявилась у меня под дверью в Гамбурге, я горячо пожалел, что в студии 33 не было подъёмного моста, который можно было бы поднять, и рва с крокодилами, через который ей пришлось бы плыть.

Она была одета в красное пальто из блестящей кожи и представилась: "Здорово! Мюллер!". Я ответил только: "Вот что, леди! Никому больше не говори, что ты Мюллер!" С фамилией Мюллер можно торговать простоквашей или занавесками, но никогда не стать поп-звездой: Звучит по-деревенски, ничего стоящего.

Выяснилось, что хоть Каролина и не Мария Каллас, но может прекрасно петь с придыханием "hhh...". Если она пела "I love you", это звучало скорее как "Айхай лахав йуухуу", как будто пела по-тирольски. В ней было что-то неповторимое, а неповторимость в нашей среде гораздо важней, чем хороший голос.

И я решил дать ей шанс. Из Каролины и Катарины, её второго имени, я сделал итак, кого бы вы думали?

@темы: Книги, Музыка

00:31 

Основы дитеризма-боленизма, или Как был построен Modern Talking

"Я всё ещё лелеял мечту, идею фикс, писать песни на английском языке и с их помощью прорваться на международную арену. У цементоголовых придурков из фирмы звукозаписи, правда, всё, что было написано не по-немецки, каралось смертью через повешение. Но я был непоколебим и к тому же уверен, что наибольший успех песне принесёт звучание а-ля "I want your heart, come let us start". Это был ключ к моей мечте - вилле с фламинго в пруду в Беверли Хиллз.
К тому времени я не знал и даже не догадывался, что пришло время собирать урожай. То, что мне казалось тупиком, было в принципе залом ожидания. Всевозможные проекты, которым я дал жизнь, через год принесли сочные плоды.

С одним из таких проектов я столкнулся в начале 1983 года, в буфете студии. Там он и сидел, покачиваясь на табурете, вылитый брат Виннету. То есть, я был уверен, что это и правда брат Виннету, но он маскировался под немецким псевдонимом Томас Андерс. У него были волосы цвета воронова крыла до плеч, личико, как попа жеребёнка, и прислали это чудо ко мне из BMG. В этом месте следовало бы уточнить: Виннету по паспорту именовался не Томасом Андерсом, а Вайдунгом, Берндом Вайдунгом. Родился этот Бернд-Виннету в Мюнстермайфельде, неподалёку от Кобленца.
В его голосе было столько чувства, столько сладкого мёда, что при желании им можно было бы намазать тост. У меня мороз по коже прошёл. Наверное, это был единственный раз в моей жизни, когда я повстречал исполнителя с действительно хорошим голосом. Главным в нём был не объём, не сила, а очарование оттенков.

В ящике моего письменного стола уже несколько месяцев песня под названием "My love is gone". "Ммммм, - отреагировал Энди - звучит она, конечно интересно, эта песня. Но припев не слишком удачен. Над ним тебе надо бы поработать".

Осенило меня во время отпуска, когда я загорал на пляже Пагуеро. В динамиках грохотала английская группа Fox The Fox, так что лопались барабанные перепонки. На пляже теснота, настроение жуткое, едва ли найдётся местечко на танцплощадке. И вдруг зазвучал сводный хор: "...precious little diamonds...!!!" . Мальчики из Fox The Fox пищали в припеве фальцетом, высоко-высоко, в до-миноре. И на меня снизошло вдохновение, снизошло прозрение. Идея новой гениальной песни. Я решил, что припев из "My love is gone" должны исполнять высокие голоса кастратов, он должен повторяться эхом. Взрывная идея - сразу по двум соображениям. Во-первых, это создавало абсолютно новое экзотическое звучание. А во-вторых, у меня наконец-то появился повод появиться на сцене и петь вместе с исполнителем. Ибо визг, подобный голосу евнуха, со студенческих лет, был моей специальностью. И ещё я счёл название "My love is gone" хромоногим, ему явно требовались костыли. Оно должно быть увлекательней, оно должно быть точней: "You're my heart, you're my soul", например. Я поразмыслил и понял: это подходит, здесь есть смысл, оно хорошо на ощупь.

И я уже точно знал, кто будет выступать со мной и петь первым голосом.

Луис, Томас и я остались в студии одни. Только пианист, оставшийся ещё с полудня, торчал в кухне и хлебал кофе. Я вставил в магнитофон демо-кассету, которую подготовил дома, и сказал Томасу: "Вот, гляди, как я себе это представляю".

Зазвучала мелодия "You're my heart, you're my soul", а потом припев в моём исполнении. Томас внимательно вслушивался, а потом сказал "я должен прослушать ещё разок." В конце концов он направился в помещение для записи, за стекло, и надел наушники. "Ну, старина, за работу" - заявил я Луису. Он включил свою Revox-машину на 24 дорожки, и пошло-поехало.

Deep in my heart there's a fire a burning heart
I'm dying in emotion
It's my world and fantasy...



Признаюсь, я не подозревал тогда, что у нас получится мировой хит, поэтому и текст-то нацарапал за полминуты. Задницу подтереть - и то дольше. Томас как певец смотрелся понтово. Он пропел всю фигню за пять минут. Песня была записана.

У ребёнка должно было быть имя, не могли же мы с Томасом выступать просто как Андерс-Болен. "Турбо-Дизель" - предложил шеф компании звукозаписи Ганс Блуме, создавший к тому времени вместе с Франком Фарианом успешный проект Boney M. Но такое название вызывало у меня ассоциации с громыханием трактора на стройке. А я не хотел возвращаться туда, откуда вышел мой отец.

Мы спорили о том и об этом, в конце концов Петра, секретарша, зашла в уголок, поглядела на плакат Top Fifty, где была какая-то группа под названием "Talk Talk" и ещё одна - "Modern Romance", и сухо заметила: "Я бы назвала это Modern Talking."

На обложке "You're my heart, you're my soul" мы изобразили белую кроссовку и лакированный ботинок, прислонённые друг к другу. Но даже эта откровенно идиотская идея не могла помешать песне стать всемирным хитом. И если сейчас ко мне приходит какой-нибудь музыкант и собирается весь день напролёт болтать об обложке для альбома, я отвечаю, исходя из того опыта: можно завернуть песню хоть в туалетную бумагу, хит - он и есть хит.

Можно вспомнить, что производство "You're my heart, you're my soul" обошлось нам в 1400 марок - арендная плата за студию и четверть фунта кофе "Онко" для Луиса, чтобы поработал сверхурочно. Всё остальное делалось даром, я как всегда, сам играл на всех инструментах. Пару дней спустя я продал готовую песню BMG за 10 000 марок.

С того мига моя жизнь понеслась бешеным галопом: "You're my heart, you're my soul" попала в чарты Франции, Голландии, Швеции, Тайваня, Гонконга, России и Гренландии. Устояли разве что Америка и Леголенд. Это было не только моё первое место, это был мой первый всемирный хит, о котором я столько мечтал. Мы с Томасом чувствовали себя чемпионами. Чемпионами? Нет уж, скорее шампиньонами! Мы только высунули головы из-под земли. Мы ничего не знали. Нет, даже ещё меньше."

@темы: Книги, Музыка

23:33 

Дитер Болен

"Если пчёлка сунет хоботок в цветочек

Здесь я хотел бы сказать кое-что по теме, которая меня и прежде занимала: секс и его объяснение. Когда я мучил бабушку вопросами: "Слушай, бабуля, а как я здесь, собственно, оказался?", её стандартным ответом было: "Тебя потерял ослик, когда бежал мимо нашего дома!" Неудовлетворительный ответ. Но я знал, как помочь себе: походы к фермеру и наблюдения за стойлом дали мне первое грубое представление.
А теперь я хотел узнать, как же это происходит у людей. К счастью, я знал, что девчонки с моей улицы были не менее любопытны, чем я сам. "Пойдёмте!" - сказал я своим товаркам - "Я тут кое-что устроил." Все вместе мы прокрались за земляной вал стрельбища, которое находилось сразу за какой-то пивной. Спереди пировали взрослые, а позади мы, дети, играли в доктора. "Так, идёт доктор, вам нужно раздеться!" - просил я девчонок.

Конечно, однажды нас застукали несколько взрослых. Скажу только, что сегодня всё было бы совсем по-другому, зашёл бы глубокомысленный разговор на тему: "Можем мы вам помочь?" Но тогда прозвучало только: Ах вы, свиньи! Погодите, сейчас мы вас схватим, засранцы!" Я ужасно боялся, что кто-нибудь пойдёт к моим родителям и выдаст меня. Я знал, что мой отец не станет церемониться. Всю ночь я дрожал в моей комнатке под самой крышей, ждал звонка в дверь, вслушивался, ожидая рычания, разъярённых шагов, грохочущих по лестнице. Но ничего не произошло. И как только я понял, что наказания не последует, моя самоуверенность вернулась ко мне. В конце концов, решил я, это же нормально, если маленький мальчик хочет узнать, как выглядят девчонки ниже пояса, не так ли?"

Собственно, и песни у герра Болена соответствующие. Do you wanna be my girlfriend just tonight, Feel by body heat, I got you under my skin и наконец:

My bed's too big
Too big without you, baby
I wanna have your body (--yeah!)
So give me what you've got (--sex!)



PS. Но герр Болен опоздал - ровно за 10 лет до него ровно о том же спел Стинг:

@темы: Книги, Музыка

23:50 

Дитер Болен - "Ничего кроме правды"



Дитер, который все время Болен, даже когда здоров, написал мемуары.

Читать довольно интересно. В книжке очень живым и очень непринужденным языком излагается личная и творческая биография с момента рождения до написания книги (начало 2000х), включая правдивую историю самого успешного проекта Дитера Болена - Modern Talking. История человека, жизненный путь которого отнюдь не выстлан розами, но, как принято говорить, сделавшего самого себя своими руками, многим будет в назидание.

Это история человека, никогда не учившегося музыке и ставшего самым успешным продюсером и композитором в истории германской поп-сцены. Музыкальные кумиры юности Дитера позже стали исполнять его песни. ДБ стоял у истоков того, что позже стали называть "евродиско" (фактически, он его и изобрел), повлиявшее на всю мировую поп-музыку, включая советскую и российскую и породившее бессчетное количество исполнителей и множество других стилей. Фактически, вся советская попса так или иначе пошла от Болена.

Из книги можно узнать много неожиданных вещей. Например, бабушка Дитера была русская и звали ее Маша. На немецком телешоу Дитеру были вручены одновременно 75 (это не ошибка) золотых и серебряных дисков, чтобы подвезти их к сцене, понадобился грузовик. И далеко не все любители Modern Talking знают, что годы славы великого дуэта были для Дитера реальным адом. Вся биография МТ - дикая нервотрепка, и, чтобы унять заработанные на нервной почве жесточайшие желудочные боли, ДБ горстями глотал таблетки. Отношения с Томасом Андерсом были такие, что они почти ненавидели друг друга. Выступления МТ сопровождали непрерывные скандалы. Виной была подруга Андерса Нора, да и сам он был изрядное чмо.

Изрядная часть книги посвящена отнюдь не музыке. Герр Болен, при всех своих талантах, также еще и отъявленный мачо, альфа-самец и, проще говоря, феноменальный бабник. Есть такой тип мужчин, у которых при виде женщины отключается все, что выше плеч и остается работать только то, что ниже пояса. Вот это все и описано. Количество соблазненных им женщин вряд ли поддается учету, особенно это касается коллег по цеху. В списке присутствует, например, Сабрина (которая Boys boys boys). Наличие жен, первой и второй, и рожденных в браке детей особой помехой никогда не было. Доходит буквально до такого: прости дорогая, у меня теперь другая, не волнуйся, я сниму тебе квартиру, только съехать надо сегодня, потому что завтра мы с моей новой хотим уже въехать...

Но при всем при том герр ДБ настоящий трудяга-многостаночник, способный работать на износ, и число написанных им песен (в том числе, абсолютных хитов) также с трудом поддается учету. Он печет хиты как бабушки - пирожки.


@музыка: Modern Talking - Diamonds never made a lady

@темы: Книги, Музыка

11:59 


11:11 

Имперское мышление

Каганов, как всегда, молодец

"...
Изменился мир, изменились отношения, изменились схемы мышления. Но Россия — трудный ребёнок с большой задержкой в развитии. Когда сверстники уже пошли в школу читать, писать и решать уравнения, наш парень сидел в песочнице и нечленораздельно мычал. Я не имею в виду античность, Междуречье или Китай. Я о том, что даже в 4-6 веке по всей Европе, в Китае, Индии (да хоть в Армении) строились каменные дворцы и открывались университеты, а на территории России не было ни государства, ни даже письменности.

Дальше — больше. Когда сверстники сдали ЕГЭ, и отзвенел последний звонок, наш парень только пошёл в первый класс: в 1861 году наконец отменили крепостное право, а до этого в России царило классическое рабовладение. Дольше, чем в России, крепостное рабство задержалось в Тонга (1862), Бразилии (1888), Занзибаре (1897), Эфиопии (1902), Непале (1921), Марокко (1922), Афганистане (1923), Ираке (1924), Иране (1928), Северной Нигерии (1936), Катаре (1952), Бутане (1956), Нигере (1960), Саудовской Аравии (1962) и у прочих воспитанников интерната, отстающих в развитии. Вдумайтесь: в 1861 году в Лондоне уже строили метро, а в России 95% страны по рождению состояло в рабстве у 5% своих же соотечественников! Римляне хотя бы старались угонять рабов из завоёванных стран. Американцы в эпоху своего позора увозили в рабы негров из Африки. У нас же рабы были из своих братьев. Которых по субботам пороли на конюшне для профилактики и чтобы сбить гонор… Мне возразят, что в США рабство отменили еще позже? А я считаю, что отменить рабство через 90 лет после возникновения государства на диких территориях — это почти рекорд скорости.

Кто-то воспринимает все эти исторические факты как оскорбление или русофобию? Ну так ступайте переписывать историю розовыми чернилами, обиженные. Если вам интереснее обижаться вместо того, чтобы признать проблему и подумать, как ее исправить, а может даже и обогнать сверстников в итоге.

Идём дальше. Не успело вымереть поколение, родившееся при рабстве, как власть захватили коммунисты. Крестьяне снова остались без паспортов и права передвижения, а все недовольные отправились в рабство на Колыму. Ну и откуда в такой стране могла бы появиться культура современных отношений? Откуда возьмется понимание преимуществ свободной личности и независимых территорий?

Разумеется, все наши идеи до сих пор имперские. А главная мечта — крикнуть когда-нибудь, что весь глобус наш, закрасив его своим карандашом. Потому что мы ещё не знаем никаких общественных отношений между личностями и территориями, кроме отношений собственности. Наём, аренда, лизинг, инвестиции, акции, франшиза — что означают эти незнакомые слова, когда либо я твой раб, а ты мой хозяин, либо наоборот?

Поэтому если белый аппетитный миссионер рассказывает о вреде людоедства — значит, планирует напасть первым и съесть меня.

Леонид Каганов"

Подробнее: www.rosbalt.ru/blogs/2014/09/15/1315530.html

@темы: Ссылки, Заметки

Днефник

главная